Понедельник, 27.05.2024, 19:05
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | материал к лекции "Мир варваров" | Регистрация | Вход
Меню сайта
Вход на сайт
Поиск
Календарь
«  Май 2024  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Друзья сайта
Сайт учителя истории Ведмедовской Т.В.

Варвары и остальные

§ 1. Варвары и остальные

Гордыми и могучими были великие державы древности. Но и самые огромные империи Дария и Александра Македонского, Рим и Китай, даже вместе взятые, занимали лишь малую часть обитаемой суши. За их границами начинался иной — бескрайний и пестрый мир. Мир первобытных племен — скажем мы сейчас. Мир варваров — сказал бы римля­нин, китаец или грек.

He-варвары разбирались во всех тонкостях хлебопашества, виноградарства, садоводства, умели строить роскошные дворцы, величественные храмы, большие города. Они дос­тигли высот во всех видах искусства и пользовались письменностью.

У варваров земледелие было поставлено хуже, о городах и письме они могли знать лишь понаслышке, но в охоте и скотоводстве разбирались обычно лучше.

Среди не-варваров встречались очень богатые люди. Они могли позволить себе самые не­вероятные удовольствия. Но число их было ничтожно. Все же остальные — это люди дос­татка умеренного, а то и просто бедняки. Заметный слой в самом низу общества состоял из рабов.

В жизни варваров богатство большой роли не играло. Все были одинаково бедны, но сво­бодны и равны между собой. Только вожди, старейшины и жрецы пользовались неболь­шими преимуществами.

У не-варваров сложились государства. Здесь были чиновники, налоги и армии.

Варвары государства еще не знали.

He-варвары презирали варваров за дикость, грубость нравов и боялись их жестоких напа­дений.

Варвары презирали не-варваров за роскошь и изнеженность, за страсть к деньгам и покор­ность своим властям, но боялись их хорошо обученных армий и всяческих коварных выдумок.

Многие тысячелетия древней и средневековой истории стояли лицом к лицу эти два столь непохожих мира: мир первобытных племен и мир цивилизаций. Их разделяла взаимная вражда и связывал взаимный интерес друг к другу. Кровавые войны сменялись столе­тиями мирного соседства. Порой орды кочевников стирали с лица земли цветущие города, а из людской памяти их названия. Порой в земли варваров являлась чужая армия, прину­ждая платить дань своему государю, выполнять его повеления, нести для него службу.

Сколь ни разрушительны бывали нашествия варваров, цивилизации с течением столетий отвоевывали у «другого мира» все больше пространства на планете. Вчерашние варвары превращались в неварваров. Отгородиться от влияния цивилизаций они не могли: оттуда к ним приходили купцы и воины, проповедники и беглые преступники. Варваров могли на­нять, чтобы они воевали против других варваров; варваров могли взять в плен, превратить в рабов, а спустя десятилетия отпустить на родину. Граница между цивилизацией и варва­рами была всегда «прозрачной», а влияние цивилизаций на варваров — сильным. «Излу­чение» цивилизаций чувствуется далеко за их пределами.

Но время от времени варварский мир становится особенно опасным. Из азиатских степей или европейских лесов появляются племена, уничтожающие огромные империи. Эти взрывы случаются тогда, когда в среде самих варваров  начинаются важные перемены.

От равенства — к неравенству

Первобытное равенство, существовавшее у варваров, не могло продолжаться вечно. У любых племен рано или поздно оно сменяется неравенством. Общество начинает делиться на могущественных и слабых, богатых и бедных. Появляется знать. Сначала племенных старейшин все чаще и чаще избирают из одних и тех же семей, почитаемых за их заслуги перед племенем. А потом как бы само собой получалось так, что старейшин можно было избрать только из этих семей.

Еще более влиятельными, чем старейшины, были военные вожди, снискавшие себе славу выдаю­щимся мужеством и удачливостью. Победа свидетельствовала об особой избранно­сти предводителя, о том, что он угоден богам. Если поход был успешен, вождь получал львиную долю добычи. К удач­ливым вождям отовсюду тянулась горячая молодежь, жаждавшая богатства и воинских подвигов. Сверх положенной по обычаю части военной добычи вождь делал им щедрые подарки из своей доли. За это вождь мог рассчитывать на преданность своих воинов, на то, что они в минуту опасно­сти не пожалеют отдать за него жизнь. Так появлялась дружина вождя, лично ему преданная. Дру­жинники не очень-то любили заниматься хозяйством, а предпочитали или разбогатеть на войне, или с честью погибнуть в бою. Они скучали без войны и требовали, чтобы вождь вел их в новые и новые походы. О славных битвах помнили долго, рассказывали о них детям и внукам, чтобы те старались походить на лучших из вождей и их дружинников. Война становится делом чести, занятием настоя­щего мужчины.

А где же разжиться достойной добычей, если не у богатых соседей, особенно когда у них случаются внутренние распри или иные неурядицы? Поэтому почти за любым ослаблением государств древно­сти или средних веков следовали варварские нашествия. Варвары всегда были рядом...

Победа или поражение?

Иногда столкновения с варварами оказывались для цивилизаций роковыми и кончались для них полной гибелью. На месте полей, городов и садов появлялись пустыни. Но бывал и другой исход: завоеванная варварами страна брала в плен завоевателей. Брала в плен не силой оружия, а языком, культурой, традициями. Победители растворялись среди побежденных, и на руинах поверженной цивилизации со временем рождалась новая. Два смертельно враждовавших ранее мира сливались в ней воедино...

Вблизи границ европейской цивилизации все средневековье жили варварские племена: это славяне и балты, венгры и тюрки, скандинавы и монголы. Первое место в этом ряду и по времени, и по значе­нию для европейской истории занимают, конечно же, германцы.

§ 2. Беспокойные соседи римлян

К северу от Альп

Европа севернее Альп была занята тремя большими группами многолюдных племен: кельтами, гер­манцами и славянами. Внутри каждой из этих групп племена порой сильно отличались друг от друга, но они говорили на похожих наречиях. Зато вряд ли какой-либо германец мог понять хоть слово, сказанное кельтом или славянином, и наоборот. И все же языки кельтов, германцев и славян принадлежат к одной и той же языковой семье — индоевропейской. Значит, далекие предки этих на­родов жили по соседству.

Кельты появились в Европе намного раньше германцев и уж тем более славян. Когда-то они жили по всей Европе — от Атлантики до Балканского полуострова. И сегодня потомков кельтов можно встретить в Ирландии, Шотландии, Уэльсе и на крайнем западе Франции — в Бретани. Обычный англичанин ничего не поймет в речи старого шотландца из далекого горного селения, еще не забыв­шего древнего языка своего народа, валлийца или ирландца, а французу столь же трудно уловить смысл бретонской речи.

Римляне раньше всех познакомились с кельтами, с племенами галлов, которые когда-то даже захватили весь Рим, кроме Капитолия. Галлы взяли бы и Капитолий, если бы переполошившиеся гуси не разбудили спавшую римскую стражу. Много позже римляне завоевали земли галлов в Северной Италии и там, где теперь лежит Франция. Галлы стали быстро усваивать язык и обычаи римлян, так что скоро римлян и галлов стало трудно отличить друг от друга.

На запад от Галлии — по ту сторону Рейна — за несколько веков до начала нашей эры расселялись пришедшие с севера многочисленные племена германцев. Их древняя родина — северное и южное побережья Балтийского моря, острова Балтики, два полуострова — Скандинавский и Ютландский. Примерно три тысячи лет тому назад климат там, вероятно, резко ухудшился: стало холоднее, начались бесконечные дожди, часто случались наводнения. Тогда германцам пришлось понемногу переселяться южнее — туда, где теплее.

К началу нашей эры германцы занимали уже все пространство между реками Рейном, Одером и Дунаем. Дальше всех ушли племена готов. От балтийских берегов они добрались до приазовских и причерноморских степей. Там они покорили местное население — далеких потомков народа, называвшегося в древности скифами. Подчинились готам и те племена, которые ныне считаются предками восточных славян.

 

Варварские народы Европы


 

Страна варваров

Немало римских купцов, путешественников и солдат побывало за Рейном и Дунаем — в землях германцев. После ласковой Италии, покрытой ухоженными виноградниками и оливковыми рощами, Германия казалась им суровой и мрачной. Непроходимые леса, топкие трясины, холодные ветры... И люди природе под стать. Римляне считали их дикарями, варварами, но сильно боялись их вторжений в империю. Опасения были справедливы: набеги германцев на владения Рима становились все чаще и решительнее. Римляне удивлялись упорству, с которым после очередного поражения германцы снова пытались прорвать укрепленную римскую границу. Дело было, однако, не в упрямстве, а в том, что германцы находились на той ступени развития, для которой набеги и войны с соседями — самое естественное и даже необходимое дело.


Обитатели «длинных домов»

Германцы очень любили охотиться в своих густых и богатых дичью лесах. Но они неплохо знали и земледелие — выращивали ячмень, просо, пшеницу, лен. Самым большим богатством германцев, однако, считался скот — особенно быки, коровы и, конечно, лошади. Кочевниками германцы не были — они жили хуторами и маленькими деревнями, строили себе деревянные «длинные дома». «Длинные» потому, что если скот — богатство, то и жилые помещения и стойла для животных нужно объединить в одном доме. Так надежнее!

 

'Длинный дом' древних германцев. Реконструкция



Семья — род — племя

В каждом «длинном доме» жила одна большая семья. Несколько родственных между собой семей составляли род. Несколько родов — племя. Племена иногда объединялись между собой в большие союзы, особенно когда дело шло к войне с общим врагом. Все взрослые мужчины — члены племени — были между собой равны. Каждый из них — свободный человек. Рабов у германцев совсем мало, а их положение намного легче, чем у римлян; то же относится и к полусвободным. Богачей и бедняков среди германцев не было. Племя каждому давало достаточно земли, но никто не мог ее ни продать, ни подарить кому бы то ни было. Важные вопросы решало племя на общем собрании, тинге, на которое все члены племени приходили с оружием, выслушивали старейшин и вождей, одобряли или отвергали то, что они предлагали. На тингах судили преступников, избирали старейшин.

 

Боги древних германцев

Германцы, как и все язычники, верили в многочисленных богов, но храмов не строили, даже идолов не очень любили делать. Они поклонялись священным озерам, рощам, камням, деревьям. Своим богам германцы приносили жертвы, иногда даже человеческие. Имена некоторых германских богов сохранились в названиях дней недели, как они звучат в английском и немецком языках. Воскресенье и понедельник у германцев были посвящены солнцу и луне. Вторник — день бога Циу, или Тиу, — сияющего неба, покровителя воинов. Среда посвящена богу бури, вихря, неистовства, хозяину загробного мира мудрому Водану. В четверг надо чтить могучего бога грома и молнии Донара. Ну а пятница отдана богине плодородия Фрейр.

Большим уважением пользовались у германцев жрецы и прорицательницы, предсказания которых порой сильно влияли на судьбу того или иного племени.

 

По обе стороны лимеса

Чтобы защититься от набегов германцев, римляне укрепили всю многокилометровую границу между империей и землями германских племен. Здесь протянулись валы, рвы, огороженные каменными стенами военные лагеря. Такие приграничные укрепления римляне называли словом лимес. Но лимес не был непроницаемым. От десятилетия к десятилетию общение между германцами и римлянами усиливалось. Отдельные германские племена, жившие недалеко от лимеса, перенимали некоторые из обычаев римлян. Кого-то из германцев римляне приглашали на военную службу. Ни Германия для римлян, ни Рим и его провинции для германцев не были неведомыми и загадочными странами.

 

Римляне строят укрепление. Рельеф на колонне Марка Аврелия в Риме


Лимес казался возведенным на века. Но к концу IV — началу V в. соотношение сил между империей и варварами стало быстро меняться, и граница исчезла. Лимес рухнул...

Римский историк Корнелий Тацит о древних германцах

Королей германцы выбирают по знатности, а военачальников — по доблести. При этом у королей нет неограниченной или произвольной власти, и вожди главенствуют скорее тем, что являются примером, чем на основании права приказывать, тем, что они смелы, выделяются в бою, сражаются впереди строя и этим возбуждают удивление. Однако казнить, заключать в оковы и подвергать телесному наказанию не позволяется никому, кроме жрецов, да и то не в виде наказания и по приказу вождя, но как бы по повелению бога.

О менее значительных делах совещаются старейшины, о более важных — все, причем те дела, о которых выносит решение народ, предварительно обсуждаются старейшинами. Сходятся в определенные дни, если только не произойдет чего-нибудь неожиданного и внезапного, а именно: в новолуние или полнолуние, так как германцы верят, что эти дни являются самыми счастливыми для начала дела... Когда толпе вздумается, они усаживаются вооруженные. Молчание водворяется жрецами, которые тогда имеют право наказывать. Затем выслушивается король или кто-либо из старейшин, сообразно с его возрастом, знатностью, военной славой, красноречием, не столько потому, что он имеет власгь приказывать, сколько в силу убедительности. Если мнение не нравится, его отвергают шумным ропотом, а если нравится, то потрясают копьями: восхвалять оружием является у них почетнейшим способом одобрения.

 

Германские телохранители римского императора. Рельеф на колонне императора Траяна в Риме


Перед народным собранием можно выступать с обвинением и предлагать на разбирательство дела, влекущие за собой смертную казнь...

На этих же собраниях производятся также выборы старейшин...

Во время сражения вождю стыдно быть превзойденным храбростью своей дружиной, дружине же стыдно не сравняться с вождем, вернуться же живым из боя, в котором пал вождь,— значит на всю жизнь покрыть себя позором и бесчестьем; защищать его, оберегать, а также славе его приписывать свои подвиги — в этом главная присяга дружинника: вожди сражаются за победу, дружинники — за вождя. Если племя, в котором они родились, коснеет в долгом мире и праздности, то многие из знатных юношей отправляются к тем племенам, которые в то время ведут какую-нибудь войну, так как этому народу покой противен, да и легче отличиться среди опасностей, а прокормить большую дружину можно только грабежом и войной. Дружинники же от щедрот своего вождя ждут себе и боевого коня, и обагренное кровью победоносное копье, а вместо жалования для них устраиваются пиры, правда, не изысканные, но обильные...

 

Германское народное собрание (тинг). Рельеф на колонне Марка Аврелия в Риме


У германских племен существует обычай, чтобы все добровольно приносили вождям некоторое количество скота или земных плодов; это принимается как почетный дар, но в то же время служит для удовлетворения потребностей...

Земля занимается всеми вместе поочередно по числу работников и вскоре они делят ее между собой по достоинству; дележ облегчается обширностью земельной площади: они каждый год меняют пашню и все-таки еще остается свободное поле...

Ни один народ не является таким щердым и гостеприимным, как германцы. Считается грехом отказать кому-либо из смертных в приюте. Каждый угощает лучшими кушаньями сообразно своему достатку. Когда угощенья не хватает, то тот, кто сейчас хозяин, делается указателем пристанища и спутником, и они идут в ближайший дом без всякого приглашения, и это ничего не значит: обоих принимают с одинаковой сердечностью... Если, уходя, гость чего-нибудь потребует, то обычай велит предоставить ему эту вещь, также просто можно потребовать чего-нибудь, в свою очередь, и от него...

Только что достигший юношеского возраста отпускает волосы и бороду и до тех пор не изменяет такого вида, свидетельствующего о данном обете и обязывающего к храбрости, пока не убьет врага. Только после крови и военной добычи открывают они лицо, считая, что только тогда они расплатились за свое рождение и стали достойны своего отечества и родителей. У трусливых и невоинственных этот ужасный вид так и остается. Наиболее храбрые носят на себе железное кольцо, как бы оковы, до тех пор, пока не убьют неприятеля.

 

Бойцов М.А., Шукуров Р.М., Всеобщая история. История Средних веков

Основные ценности мира варваров

  • Родовые ценности. Исповедовались всем племенем
  • «Героические» ценности.

Родовые  ценности

  • Святость кровных уз, связывающих членов рода.
  • Особое отношение к земельному владению
  • Обязанность мстить за погибшего родича, причем не только убийце, но и всему роду.
  • Обязанность гостеприимства (Гость под покровительством родовых божеств)

Ценности эти в представлении варвара были незыблемы и могут исчезнуть только с гибелью мира, когда «братья начнут биться друг с другом, родичи близкие в распрях погибнут».

 

«Героические» ценности.

 

n      Доблесть, святость войны, преданность вождю.

n      Слава –ценность высшая и безусловная, превозмогающая смерть, ибо она сохраняет имя человека в веках: «гибнут стада, родня умирает, смертен ты сам, но знаю одно, что вечно бессмертно: умершего слава»

n      Доблесть, святость войны, преданность вождю.

n      Слава –ценность высшая и безусловная, превозмогающая смерть, ибо она сохраняет имя человека в веках: «гибнут стада, родня умирает, смертен ты сам, но знаю одно, что вечно бессмертно: умершего слава»

В одной из саг, отец, про-вожая сына на войну с королем Норвегии, говорит: «Хотя у тебя много отваги и умения, тебе недостает удачи, что бы ты мог тягаться с конунгом»

  • Жажда добычи. Добытое в походах, ценилось, не только как материальная ценность, но в большей степени, как материализованная удача владельца.
  •     Отношение к добыче радикально отличалось от отношения к добру, приобретенному торговлей и трудом.

«Не нужна мне кладовая! Серебро, что взято с бою, несравненно мне дороже, чем все золото, что дома, серебро, что взято плугом» Калевала

Отношение варвара к оружию.

 Оно играло в его жизни чрезвычайную роль, особенно меч.

В мифах лучшие мечи отковываются богами и вручаются героям.

На клинках чертились магические знаки, придававшие  им еще большую силу.

Оружие сопровождало варвара всю жизнь. Здесь корни поклонения мечу средневековых рыцарей.

 

Рим и варвары

387 г. до н.э. галлы (кельты) захватили и разграбили Рим: вождь Бренн -

«Горе побежденным »

Через 300 лет борьбы апофеозом  стал захват Галлии (современной Франции)  и вторжение на Британские острова  в I в. н.э. Цезарем.

«Перемолоть» германцев, живущих за Рейном римской военной машине не удалось.

IIIVвв. были временем перемен в облике мира. Крупнейшие государства древности вступили в период упадка. Началось время  Великого переселения народов.

 Не только кочевники, но и земледельцы покидали обжитые места ми устремлялись на новые территории.

 Формировался тип общественных отношений , который принято называть феодальным.

На рубеже III вв. н.э. Римская империя исчерпала свои наступательные возможности и перешла к обороне.

 На границах спешно создаются земляные валы, крепости, сторожевые вышки. Час варваров настал.

Одни варвары нападали на империю, другие ее защищали.

 Западные легионы постепенно превратились  в кельто –германские.

Под их влиянием начинается пересмотр ценностей, «варваризация »Рима снизу доверху.

 В империю вливается масса пришлого свободного населения, что подрывает и без того непроизводительную систему рабского труда. 

Одновременно варвары заимствуют у Рима многое (правовые нормы, представление о частной собственности) и это ускоряет разложение родоплеменных отношений .

Идет взаимопроникновение двух культур, складывается база для новой цивилизации.

Падение Западной Римской империи в 478 г. – это не победа варваров и не поражение римлян.

Это свидетельство того, что новое, так долго созревавшее, наконец родилось.

Европа переходит в новое качество. Начинается эпоха средневековья.

 

 

Бесплатный хостинг uCozCopyright MyCorp © 2024